«Работала с отеком легких». Что рассказывают медики об эпидемии в регионах

«Наше участие было не именно в протесте, как выходили на митинги. Мы так не выходили, у нас слишком мало работников, практически все на полторы ставки, и нам некогда ходить по протестам. Но в любом случае мы выпустили свою статью, видеосюжет, чтобы нас услышали, увидели, что мы все в зоне риска — именно те, кто на передовой».
Фото «Работала с отеком легких». Что рассказывают медики об эпидемии в регионах
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Anews приводит свидетельства врачей, борющихся с коронавирусом в регионах.

Увольнения и выгорание

Нехватка персонала в российских медучреждениях грозит усугубиться в ближайшие месяцы. В последние дни стало известно сразу о нескольких эпизодах массовых увольнений. Так, в Саратовской области одновременно написали заявления 383 медика - 203 врача и 180 представителей среднего медперсонала. По словам врио министра здравоохранения Пензенской области Александра Никишина, в связи с ситуацией по COVID-19 написали заявления по собственному 450 специалистов.

На что жалуется медики? Вот текст разлетевшегося по соцсетям письма одной безымянной санитарки, приведенного в «Московском комсомольце»:

«Уважаемые комитеты! Хорошо сидеть по своим кабинетам! Перекладывать бумажки из одного ящика в другой - со стола в портфель-сейф. На бумагах у вас все хорошо. А в реалии?

Вы денег хотите, а мы вкалываем за мизер. Поликлиники по вашей вине работали на износ, начиная с регистраторов. Регистраторы не получили и не получат дотацию за ковид-19. Уборщицы - вообще интересное место.

Я санитарка второго разряда, а в нашей поликлинике я - уборщица. Перевели, чтобы меньше платить. Нас таких восемь человек, мы обрабатывали хлоркой воздух+стены+столы+полы+двери+ручки. Задыхались не только мы, но и пациенты. Но мы убирались.

Думаете, за повышенную вредность нам заплатили? Нет! Я работала с отеком легких+отек квинке. То, что руки в трещинах+ожогах, это ерунда. Так нам еще привозили моющее средство второй категории опасности, и бутылки разъело. Перчатки мы сами покупаем, нам их поликлиника не заказывает.

Для чего тогда вы, там, сидите наверху?»

Кадр сюжета НТВ

Очевидно, что пандемия коронавируса не только пробудила нашу способность собираться в кризис, но и намного ярче выделила давние недостатки системы здравоохранения.

«Любой человек, не только врач, хочет быть нужным, хочет, чтобы его хвалили, - сказал хирург Тимур, - Хочет гордиться собой. И дело не только в деньгах. Да, подвиги совершают не ради премий и наград, но к нам, медперсоналу, отношение сейчас потребительское, я считаю. Как будто бы мы всем должны, а нам в ответ никто ничего не должен».

Специалисты отмечают, что среди сотрудников медицинской отрасли действительно начинает распространяться огромная психологическая усталость. Андрей Коновал, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» рассказал:

«Конечно, проблема эмоционального выгорания у врачей не связана только с коронавирусом, она была и есть во всем мире, с ней пытаются бороться, однако, у нас она усугубляется тем, что на медиков сейчас возложена огромная нагрузка при отсутствии необходимых ресурсов для полноценного оказания помощи пациентам».

Заплатите за ковид!

Отчасти эту проблему призваны решить надбавки за борьбу с коронавирусом, назначенные еще в начале эпидемии президентом России Владимиром Путиным. Однако проблемы в выплате этих надбавок стали проявляться с самого начала. В конце сентября это привело к всероссийской акции медиков под названием «Заплатите за COVID!»

vk.com/zaplatite_za_covid

«У нас вроде бы платят, но платят не в полном объеме. - объяснила Евгения Богатырева, председатель первичной профсоюзной организации «Действие» московской областной скорой помощи, - На всех подстанциях разные проблемы: где-то полные выплаты, где-то вообще не выплатили. Самое проблемное — это 484-е постановление, где именно за подтвержденный коронавирус платят бригаде на выезде надбавку. Если вирус не подтверждается — им не платят. Хотя они рискуют жизнью».

Многие медработники поддержали акцию, хотя сами в ней не участвовали. Диспетчер и фельдшер скорой помощи в городе Боготоле Красноярского края Марина Минасян рассказала:

«Наше участие было не именно в протесте, как выходили на митинги. Мы так не выходили, у нас слишком мало работников, практически все на полторы ставки, и нам некогда ходить по протестам. Но в любом случае мы выпустили свою статью, видеосюжет, чтобы нас услышали, увидели, что мы все в зоне риска — именно те, кто на передовой.

После обращения в прокуратуру все-таки выплаты были. Небольшие, не всем, кому, видимо, хватило денег, потому что сказали: ждите, поступления еще будут. Но уже конец сентября, и должны были бы дать за август.

Кто ездил в конце августа, после 15-го, им еще не дали. У нас именно в июле-августе было очень много ковидных пациентов. Хотя прокуратура сказала, дала предписание больнице оплатить в полном объеме за весь месяц. Многим не доплатили, денег не хватило, ждут транш — по крайней мере, так нам объяснили.

С региональными надбавками пока, с августа почему-то сказали, что вроде их отменяют. Платили вплоть до июля полностью за весь месяц, независимо от того, сколько раз ты ездил, а конкретную сумму — 21 тысяча, по-моему. А с августа, видимо, решили, что это слишком много, и сказали, что будут оплачивать только за одну смену».

Акция в Ижевске. Фото - vk.com/zaplatite_za_covid

Андрей Коновал, один из организаторов акции, заявил, что и сам закон о выплатах несправедлив и компенсирует коронавирусные риски далеко не всем:

«В постановлении правительства № 415 черным по белому написано, что надбавки полагаются медикам не только за оказание помощи пациентам с лабораторно подтвержденным коронавирусом, но и лицам из групп риска заражения коронавирусной инфекцией. Сюда должны как минимум попадать все подозрительные и вероятные случаи COVID: это температуры, связанные с вирусными инфекции, пневмонии, это пациенты, которые могут быть носителями вируса в бессимптомной форме.

К сожалению, Минздрав еще в мае объявил, что за пациентов из групп риска платить не надо, и, соответственно, региональные власти охотно во многих регионах стали применять подобные правила. Причем это на самом деле не такие большие деньги, они исчисляются в процентах от средней зарплаты по региону.

Большие суммы предполагались 484-м постановлением, там те суммы, которые называл президент, но тут еще больше ограничений. Тут Минздрав заявил, что платят только сотрудникам ковид-госпиталей и спецбригад скорой помощи».

23 октября Коновалов признал, что у борьбы за оплату ковидных рисков нет будущего:

«Судя по сегодняшнему заявлению министра финансов Силуанова, от стимулирующих "ковидных" выплат многим медикам скоро останутся рожки да ножки. Похоже, снова планируется начислять их исключительно за часы и минуты непосредственно проведённые в «красной зоне» или в контакте с лабораторно подтверждённым COVID-19. Это значит, что большинству из того меньшинства медработников, кому их всё-таки платили, можно будет о них забыть.

В этой ситуации нам, как профсоюзу, бессмысленно будет дальше бороться за изменение системы коронавирусных надбавок. Мы просто начнём кампанию за повышени окладов (гарантированная часть зарплаты) в 2-3 раза. Самое простое решение - самое лучшее. Думаю, большинство медиков его поддержит. Отказ властей от решения проблем с низкими зарплатами и непомерной нагрузкой, стремление сэкономит на медиках в условиях второй волны коронавируса - это крайне легкомысленный шаг со стороны правительства».

Путин, помоги!

В регионах медработникам особенно сложно добиться справедливости. Некоторые, как работники скорой помощи в Омске, пытаются добиться решения, привозя больных к зданию местного Минздрава.

Но большинство медиков, похоже, полностью разочаровались в местном руководстве и решили обращаться напрямую к Владимиру Путину.

22 октября к президенту обратились медики города Кургана. А еще 6 августа такое обращение пришло из Дагестана. Работники республиканской противочумной станции, опять-таки, пожаловались на отсутствие выплат за работу с образцами коронавируса и плохо обеспеченную безопасность:

«Надевали халаты, какие были у нас до этого, и ватно-марлевую повязку. Респираторов и спецкостюмов не было. Территория станции не была разделена на "красную" и "зеленую" зоны, никто не обучал, как оберегаться от болезни. Только после приезда в мае бригады из Ставрополя их врачи обучили нас, появились средства защиты.

За переработку в условиях пандемии за два месяца была от руководства станции доплата врачам по 7 тысяч рублей, лаборантам – по 5 тысяч, санитаркам по 3 тысячи и все. После этого нам сказали, что до конца года денег может не хватить на зарплату».

Кроме того, врачи жаловались на давление со стороны руководства. От одной из работниц, пожаловавшейся в прокуратуру на отсутствие выплат, «потребовали под видеокамерой расписываться о времени прихода и ухода с работы».

Хуже всего, что необеспечение средствами защиты привело к жертвам - более 40 сотрудников станции практически одновременно заболели, а одна из сотрудниц, 64-летняя Саида Юсупова, скончалась. Она неоднократно просила отстранить ее от работы в связи с сахарным диабетом, но получила отказ.

26 октября стало известно еще об одном коллективном обращении - на сей раз, от сотрудников Калачеевской районной больницы Воронежской области:

«Мы не имеем высоких бахил, одноразовых шапочек, респираторов, перчаток по размерам. Наступают холода. Медицинские работники работают в летней медицинской форме и проводят обработку дезинфицирующими средствами на улице, так как нет соответствующего помещения, что усугубляет ситуацию по заболеваемости медработников».

Правда, обратились медики не к Путину, а к к губернатору Воронежской области Александру Гусеву. Однако, учитывая все обстоятельства, не исключено, что вскоре врачам тоже придется пойти «на повышение».

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
#коронавирус
#коронавирус в россии
#медицина в россии
#откровения
#пандемия коронавируса
0 комментариев
0 комментариев
настройки
скрыть комментарии
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии