После 45 секса нет. Эксперт - о проблемах россиян в постели

Почему после 40 лет интимная жизнь начинает угасать и как с этим бороться? С какими главными проблемами в постели сталкиваются россияне? Кому проще говорить об интиме - мужчинам или женщинам? Почему сексу нужно учиться?
Фото После 45 секса нет. Эксперт - о проблемах россиян в постели
Depositphotos
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В интервью Anews кандидат социологических наук Дмитрий Рогозин объясняет, что происходит с интимом у россиян после 45 лет, почему люди стесняются говорить об отношениях, какой возраст считается лучшим для секса и что изменилось бы, будь в российских школах секспросвет.

Текст представляет собой резюме видеоинтервью Дмитрия Рогозина. Полная версия видеоинтервью доступна ниже.

Почему проблемы в постели начинаются после 45 лет

После 45-50 интимная сексуальная жизнь становится неровной. Теряется привкус неожиданности, возникает прагматика. Как правило, проблемы фиксируют женщины, а не мужчины, хотя оба пола в них в равной степени участвуют.

К примеру, на одной из лекций ко мне подошла женщина с вопросом, она не жаловалась, она спросила: «что делать?». Я не психофизиолог и не сексолог, поэтому я перешёл на встречные вопросы и просто спросил: «скажите, это вас сильно беспокоит? Вас лично». Она отвечает: «ну меня не очень. Мужа сильно беспокоит, но он молчит, а я, глядя на него, тоже впадаю в депрессию». И вот это странная вещь: мужчины, как правило, больше это переживают из-за особенностей социализации. Такой маскулинной культуры завоевания, как мальчиков воспитывают. Но они молчат, поэтому всё это переживание ложится на женщин. Слава богу, они хотя бы говорят об этом вслух. Поэтому я за любые жалобы, сплетни и пересуды в этом направлении, поскольку это единственный шанс хоть что-то понять в текущей ситуации. А если понимание придёт, то можно принять какие-то решения.

То, что у нас происходит - это происходит во всём мире. С возрастом гаснет такая подростковая сексуальная активность, невоздержанность, когда ты не можешь контролировать, у тебя что-то зудит и хочется. Ты куда-то бежишь или она куда-то бежит, ты встречаешься, вечеринки и так далее. Всё это уходит. Но уходит ведь именно подростковость, сексуальность остаётся. Просто за довольно длительный промежуток времени люди не вкладываются, как правило, в обучение этой сексуальности, не пытаются её развивать. Считают её естественным процессом: как родители, глядя на своих детишек, говорят «ну этому-то они сами научатся, чего об этом вести речь».

Вот это одна из базовых причин, почему с периодом времени уходит свежесть сексуальных отношений, поскольку секс - это то же самое, как и любое осмысленное действие человека. Если вы не обучаетесь, не развиваете свои навыки в этом действии, деятельности, то со временем либо вы пресыщаетесь и вам становится скучно, либо ваши умения атрофируются так или иначе.

Чем секс в России отличается от секса на Западе

Я начал с того, что это свойственно для всего мира, но есть одно значимое различие между нами и западными странами. Там уже почти сто лет это считается обычной темой: об этом говорят, пишут, обсуждают, пытаются шутить и иронизировать, проводить какие-то просветительские программы. Например, недавно был репортаж, по-моему, шведской программы, где подростки приходили в студию, где при них раздевались взрослые люди до наготы.

Все эти попытки к тому, чтобы перейти это табу, мешающее жить. Потому что все эти табуированные темы, вся эта бессмысленная краска на лице, все эти нравоучения - это как раз вторая причина. Вернее, первая причина - почему люди не занимаются этим всю жизнь, а вторая причина, почему в возрасте, который более всего приспособлен для сексуальных утех, их практически не остаётся.

Когда люди перестают заниматься сексом и какой лучший возраст для секса

Медиана приходится на 45-50 лет. Но в большей степени это связано не с физиологическими особенностями, всё-таки у нас и медицина подросла, и мы изменились как вид, стали позже стареть, а связано это со стыдом. Что не подобает этим заниматься. И не последнюю роль играет установка, что если у вас появились внуки, то ваше время прошло полностью. Что очень странно.

Самый подобающий возраст для секса - это возраст, когда человек научился контролировать, чувствовать и понимать своё тело. Этому нельзя научиться в 18-20 лет, когда тело понимает тебя и вертит тобой как хочет, когда есть гормональные взрывы и так далее. Кому-то на это нужно 20 лет, кому-то 30 лет, но когда человек научился любить и чувствовать своё тело, понимать тело партнёра - вот тогда и возникает самое благоприятное время. Для многих оно в современном мире и возникает как раз после 45-50 лет, когда уходят все предрассудки и желания подражать, копировать, будь это тв-программы или рассказы друзей, или наставления безумных людей, которые говорят, что сексом можно заниматься только в супружеской постели.

Что делать, если появились проблемы в постели?

И между собой нужно решать, и, если есть возможность, обращаться к специалисту, но ни в коем случае не стыдиться этого. И книжки читать. И вообще, первый шаг - об этом нужно начать говорить. Просто говорить где бы то ни было. Единственное, что речь у нас в русском языке сильно замусорена, как только мы начинаем говорить о сложных вещах, мы их называем сенситивными, мы очень быстро их персонифицируем, переносим на человека.

Вот здесь заключается опасность, поскольку иногда так мы можем только закрепить, стигматизировать, присвоить этому статус проблемы. А человек такое существо, что если проблема не решается, то лучше её не замечать. Поэтому, прежде чем начать говорить, нужно поучиться об этом разговаривать, ведь то, что происходит в интимной зоне, не может восприниматься как проблема. У нас, к сожалению, многие сексологи именно так это рассматривают: препараты и так далее, поэтому это и стигматизируется как болезнь. А интимность настолько широка, что разговаривать о патологиях или каких-то проблемах не имеет смысла. Нужно просто расслабиться и начать понимать, обсуждать то, что происходит, в немедицинской практике, что бы там ни было. Человеческий организм с точки зрения интимных практик, это не машина с определённым алгоритмом или набором действий, это действительно довольно сложное образование, которое мы не можем понять до самой смерти. Мы его только изучаем, пытаемся понять.

Поэтому первое, что нужно делать, это начинать говорить с кем бы то ни было, но, лучше, наверное, сначала в завуалированных разговорах. У нас есть русском языке такая форма: «у моей подруги что-то там случилось», чтобы не рассказывать о себе и не создавать странную ситуацию.

Второе - присмотреться к своему телу и интенсивно начать заниматься личной гигиеной. Особенно это актуально для людей старшего возраста: омовение по многу раз на дню, использование каких-то кремов. Это первое, что необходимо даже не столько для того, чтобы содержать себя в чистоте, а сколько для того, чтобы прикасаться к своему телу, смотреть на себя. Не с точки зрения, как убрать эти морщины или целлюлит на заднице, а с точки зрения, что это тело красиво.

Из личного опыта. Я большой поклонник немецких и австрийских терм. И у них особенность - туда люди приходят обнажёнными. И это ни у кого не вызывает комплексов, ни у кого не вызывает каких-то смешков. И удивительно, что основные посетители терм - это местные, живущие в этих регионах, где эти термы выстроены и это, как правило, люди старше 55-60 лет.

И каждый раз, приходя туда, я удивлялся и восхищался тем, насколько красивы женщины после 55-60 лет именно той естественной красотой, когда они не хотят понравиться, когда они отдыхают, когда они счастливы вот в этом общении. Насколько красиво их тело. Причем если это рассматривать в роли анатома или врача, то там можно найти столько недостатков, что испишешь страницы. Но это не недостатки, это просто красиво: женское тело в любом состоянии и мужское, кстати, тоже. Когда человек не испытывает дискомфорта, не зажимается, когда у него нет в голове всякой белиберды – это, конечно, восхищает. И это нужно понять сначала головой, а потом начать восхищаться своим телом, поскольку это дар, который дан нам изначально, а мы в течении своей жизни должны его понять и как-то развивать, совершенствовать, лелеять, любить.

И третья составляющая, кроме разговоров, ухода и любования собственным телом – необходимо включить то, что называется в нашем языке непрерывным образованием. То есть обращаться к специалисту нужно не только затем, чтобы получить совет «что мне делать», а обращаться к специалисту можно для того, чтобы понимать, как это делается, что делается другими, какие практики существуют. Это не обязательно коуч, который говорит, как получить, например, множественный оргазм. Это могут быть просветительские книги, исторические книги, которые входят в контекст того, как развивалась сексуальность, которые показывают нам, насколько зашорено человечество на протяжении столетий, как мы закрывались перед этим чудом человеческим, перед эротизмом.

Обучение необходимо также и для того, чтобы расширить горизонты и немного освободить своё сознание от ограничений, которые просто так не снимаются. Мы можем сказать «я знаю всё», но на подсознательном уровне у нас всё равно стоят жёсткие рамки. Их очень легко проверить, сказав себе: «могу ли я сказать об этом публично? А если я буду чувствовать дискомфорт?». Это не значит, что эти рамки нужно преодолевать, это значит, что их нужно осознавать, понимать, что они тебя ограничивают не только в том, чтобы сказать другому о чём-то, но и в том, чтобы сказать себе об этом, а значит – увидеть то, что происходит с тобой, как ты боишься, сторонишься своего тела. С преодоления этой боязни начинается интимная жизнь в самом лучшем из возрастов. На мой взгляд, это 50+.

О секспросвете в школах

Просвещение, если оно начинается в школе, то напрямую затрагивает родителей. И эта ситуация, когда взрослый человек должен как-то проговаривать это со своими детьми, меняет не только жизнь детей, но и меняет жизнь взрослых. Потому что сейчас у нас парадоксальная ситуация с точки зрения цивилизованного человека: у нас семья представляет себя действительно сообществом самых близких людей, а в счастливой семье обсуждаются самые значимые вещи: и проблемы, и достижения, и оказывается самая правильная и самая нужная поддержка.

Куда мы бежим, когда нам плохо? Мы же не к государству бежим. Мы бежим к самым близким людям, к маме, к папе, к супругу, к детям. Но интимная часть она как бы не существует в семье. Она не то, чтобы закрывается в спальне, ведь здесь не идёт речь, чтобы спальню сделать прозрачной, здесь идёт речь о том, чтобы поднимать те проблемы и переживания, которые составляют основу взросления подросткового. Для подростка нет ничего более важного, чем сексуальность. Да и для всех возрастов. Нет здесь каких-то ограничений - это одна из самых важных проблем. А мы её полностью закрываем. Это ханжество, которое закрывает людям рот скотчем, оно как раз и переводит весь разговор о сексуальности на жёлтые страницы, на непотребства. И поэтому очень странно получается, что о сексе у нас могут говорить только люди нетрадиционных ценностей, те, которые тоже имеют право не только на существование, но и на счастливую жизнь, и они её добиваются.

Получается, что сексуальное просвещение, понимание и развитие у нас в большей степени свойственно гомосексуальным семьям, нежели традиционным. Это трагедия традиционных семей. И это как раз некая лакмусовая бумажка того, чтобы понять, что в чём-то мы, гетеросексуальные люди, ненормальны в этом современном мире. Нам нужно к этой новой нормальности открытого и взвешенного разговора стремиться и сделать ещё много-много чего.

И вот как раз просвещение в школах, которое у нас волнами - оно вводилось в конце 80-х, насколько я помню, а в 90-х отменялось, было несколько таких волн. Здесь не нужно даже убеждать, что это нужно. Это понимание есть даже у чиновников. Только у них после понимания приходит страх, как бы что ни прилетело – зачем им эта головная боль. Так вот сообществу семьи нужно показать, что это не головная боль, а насущная потребность, точно так же, как потребность в понимании русского языка, математики, физики, химии, сексуальной жизни.

Что будет с сексуальной жизнью россиян в будущем?

В России может быть всё, что угодно. Поскольку мы сейчас находимся на развилке, очень сильной, серьёзной, связанной не столько даже с пандемией, сколько с ограничительными мерами, предпринимаемыми по поводу предотвращения коронавируса. И эти меры начинают делать нашу жизнь похожей на жизнь в Китае, в стране, где семейная жизнь является прерогативой государства. То есть - государство полностью контролирует всё, вплоть до рождения детей и вступления в половые отношения. И сейчас контроль этот становится более доступным для государства за счёт современных технологий.

Россия вполне может, как и другие западные страны, пойти по этому пути. Поэтому никто не знает, какой сценарий нас ждёт. Мы действительно можем пойти в сторону свободы, либерализации сексуальных отношений, в этом смысле поиск новых впечатлений, новых возможностей развития человека в плане интимности и телесности. А можем создать новый дивный мир тотального контроля за телесностью и за личной жизнью человека, в котором человеку будет отказано даже разговаривать об этом, потому что должно быть стыдно. И это вполне вероятный сценарий в нашей стране.

Он не столько связан с фундаментализмом и религиозностью. Поскольку настоящая религиозность и такая ценность, не побоюсь этого слова, божественного в своей жизни, она интимность не отрицает. Здесь просто нужно сделать несколько шагов вперёд. А вот фундаментализм, связанный с контролем людей, с потерей человечности, с ограничением свобод, он как раз и питает желание молчать и не давать говорить о самом важном, что волнует человека.

Полную версию интервью смотрите ниже.

Добавьте нас в источники Яндекс.Новости
#интим
#отношения
#секс
#сексуальная жизнь
#семейная жизнь
#семья
3 комментария
3 комментария
настройки
скрыть комментарии
Панченко Андрей:
Не надо нажирать зеркальную болезнь, и всё будет минимум пару раз в неделю.
Yo Un:
вкулачков понятно что делает
Старосельский Александр:
Как много слов.Все значительно проще и не поддается никакой статистике.
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии