Вирусолог Чумаков: вакцина, вторая волна и что не так с иммунитетом

В интервью Anews вирусолог Константин Чумаков объяснил, по какой причине одни переносят коронавирус крайне тяжело, а другие легко или бессимптомно, рассказал о недостатках российской вакцины и о том, стоит ли россиянам готовиться к второй волне эпидемии.
Фото Вирусолог Чумаков: вакцина, вторая волна и что не так с иммунитетом
Anews
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Становится ли коронавирус со временем менее агрессивным? Что не так с российской вакциной? Можно ли переболеть коронавирусом и не получить иммунитет? На эти и другие вопросы в интервью Anews ответил доктор биологических наук, вирусолог, заместитель директора по науке в отделе вакцин Food and Drug Administration (США) Константин Чумаков.

Текст представляет собой расшифровку видеоинтервью Константина Чумакова. Полная версия видеоинтервью доступна ниже.

Почему одни болеют тяжело, а другие - легко?

Это зависит от разных факторов. Во-первых, от вируса, потому что мы наблюдаем различные мутации в вирусе. Бывают более вирулентные (вирулентность - степень способности заражать организм, прим. ред.) и менее вирулентные варианты. Но в значительной степени это зависит от генетики самого человека.

Уже известны гены, которые определяют повышенную чувствительность людей к этому вирусу. Точнее - более тяжелое течение болезни определяется дефектами в некоторых генах, связанных с врожденной иммунной системой. Поэтому разница, безусловно, определяется в основном геномом человека.

Возраст тут не главное. Конечно, с возрастом организм и его иммунная система слабеют, и поэтому сложнее бороться с инфекцией. Но работают и другие факторы, например, какие-то уже существующие заболевания, которые делают человека более предрасположенным к тяжелому течению болезни. И с возрастом такие заболевания могут накапливаться.

Можно ли переболеть коронавирусом и не получить иммунитет?

К сожалению, это, скорее, правило, чем исключение. Об этом говорит все, что мы знаем про другие коронавирусы человека, которые вызывают не очень тяжелые простудные заболевания. Это так называемые сезонные коронавирусы, которые существуют давно и давно известны. Они определяют примерно 10-15% всех простудных заболеваний. И вот про них нам известно, что иммунитет к ним непрочный. И поскольку они похожи, то, скорее всего, так будет и для нового коронавируса COVID-19

Накапливаются прямые данные по этому вирусу, из которых следует, что уровень антител, вырабатывающихся у переболевших, довольно быстро снижается. И через несколько недель или месяцев он может снизиться до уровня, который даже не детектируется. Кроме того, есть сообщения, что некоторые люди, которые переболели в марте или начале апреля, заболевают по второму кругу. Это прямое доказательство того, что в некоторых случаях иммунитета не возникает.

Что не так с вакциной от коронавируса?

Я буду очень удивлен, если она [вакцина] будет работать лучше, чем иммунитет от натурального заболевания. Я бы сказал, что гораздо больше шансов, что эта вакцина будет работать первые два-три месяца, а потом ее эффект сойдет на нет. Думаю, хорошую вакцину сразу создать не удастся. Поэтому нужно приготовиться к тому, что в нынешнем режиме мы будем жить еще долго.

Я бы не рекомендовал этого делать [прививаться]. Даже когда закончится третья фаза, и будет продемонстрирована какая-то эффективность этой вакцины (что, скорее всего, так и есть), думаю, что эта вакцина уже показала, что она индуцирует выработку антител и даже какой-то т-клеточный ответ, вопрос в том, насколько он долгоиграющий. Это остается непонятным.

Не каждый иммунитет, не каждые антитела помогают. Существуют примеры антител, которые делают течение болезни более тяжелым. И мы сейчас не располагаем прямыми данными о том, есть этот эффект или его нет для этого конкретного коронавируса. По некоторым соображениям, многие ученые считают, что этот эффект очень вероятен. И обнаружить его сразу будет очень трудно. Просто в прямых клинических исследованиях - первая фаза, вторая фаза и даже третья - заметить его очень трудно.

Этот токсический эффект может обнаружиться только тогда, когда человек будет заражен. Кроме того, он может возникать не у всех больных. Но даже если 10% привитых начнут болеть более тяжело, чем непривитые, я считаю, это нехорошо. Я бы лично эту вакцину не принял до тех пор, пока это не будет установлено.

Сколько нужно времени на создание эффективной и безопасной вакцины?

Сложно сказать, потому что мы играем вслепую. Сейчас будет создано первое поколение вакцин. И, может быть, они будут успешными. Я не хочу сказать, что это безнадежное дело. Но это очень сложное дело. Вы наверняка знаете, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) был открыт уже 40 с лишним лет назад, а мы до сих пор не имеем вакцины ровно по той же самой причине, потому что иммунитет к ВИЧ очень недолговечен.

Лет 10 назад была создана вакцина и проведены клинические испытания в Таиланде, которые показали, что эффективность вакцины составляет примерно 30%. Этого недостаточно для того, чтобы внедрять вакцину, слишком небольшой эффект. Но когда проанализировали более детально, оказалось, что в первые два-три месяца защита была очень хорошей, вакцина прекрасно работала два-три месяца. А когда прошел год, отведенный на клинические испытания, то суммарный эффект снизился до нуля. Вполне вероятно, что здесь [в случае с вакциной от коронавируса] будет то же самое.

Я опасаюсь, что первые результаты клинических испытаний будут победными - «ура! мы создали вакцину!». Пройдет полгода, и этот оптимизм испарится. Я надеюсь, что этого не произойдет, но это вполне вероятный сценарий.

Почему нет роста заболеваемости, несмотря на снятие режима самоизоляции?

На самом деле еще не вечер. Это еще может произойти. Мы до конца не понимаем, почему эти всплески бывают. В некоторых местах вторая волна начинается. Например, там, где я живу - в штате Мэриленд мы находимся на пике второй волны. Она по своей силе примерно такая же, как и первая. А вот в штате Нью-Йорк второй волны нет. Чем это определяется, я не знаю. Возможно, демографией, поведением населения - это очень непростой вопрос. В некоторых странах, например, в Австралии была первая волна, вторая волна сейчас очень сильная, но она в другом районе. В Японии вторая волна. А в некоторых странах второй волны нет. Для России, для Москвы, в частности, еще мало времени прошло. Вполне возможно, что все еще пойдет вверх.

Например, в Москве усиливают требования по соблюдению карантинных мер. Власти штрафуют за отсутствие масок у людей. Несмотря на то, что официальные цифры не показывают какого-то подъема, власти требуют соблюдать меры. Я думаю, власти что-то знают, вполне вероятно, что статистика, которая предъявляется населению, не совсем точна.

Нам может помочь не вакцина, а лекарство

Вирус останется с нами надолго, нам вряд ли удастся побороть его быстро, быстро создать вакцину. Я, честно говоря, больше склонен к тому, что с этой болезнью нам удастся справиться с помощью лекарственного средства. Думаю, гораздо более вероятно, что через какое-то время будут созданы лекарственные препараты, которые позволят людям переносить этот вирус без особых потерь. И этого будет достаточно.

Разница в том, что в случае с коронавирусом не нужно будет, как с ВИЧ, каждый день принимать препараты. Допустим, человек заболел, принял пару-тройку таблеток, покашлял и выздоровел. В этом нет ничего особенного, этот вирус перейдет в разряд обычных простуд.

С коронавирусом в чем проблема - иммунитет очень непрочный. А вакцинироваться одной и той же вакциной… Неизвестно, получится или нет. Потому что некоторые вакцины созданы на основе векторов. Это означает, что антиген коронавирусу доставляется при помощи другого вируса, и к этому вирусу тоже вырабатываются антитела. Поэтому повторная иммунизация той же самой вакциной, сделанной из того же самого вектора, будет не так эффективна, потому что организм начнет реагировать на этот вектор и не пустит его, грубо говоря.

Именно поэтому вакцина, создаваемая в институте Гамалеи, состоит из двух компонентов. Первая прививка делается одним аденовирусом, вторая - другим. Это делается для того, чтобы избежать вот этой интерференции. Возможно ли создать такую батарею вакцин, которые будут работать раз за разом, я не уверен.

Возможно, к этому делу более пригодны другие подходы. Например, вакцины, основанные на мРНК, их, наверное, можно колоть много раз. Но насколько они будут эффективны при повторной иммунизации, это пока неизвестно.

Коронавирус со временем становится менее агрессивным?

Мы об этом сейчас не знаем, но это общий закон природы. Любые вирусы, которые перескочили с одного хозяина на другого, они поначалу очень «злые». Процесс такой: поначалу им трудно размножаться в человеческом организме, потом они постепенно адаптируются и начинают размножаться лучше. Соответственно, то, что произошло с этим вирусом - он научился жить в человеческом организме.

Ну а дальше для него путь только один - стать более слабым. Потому что тот вирус, который убивает своего хозяина, он выбывает из оборота, дальше никуда не передается. Вирус, который заставляет человека просто подкашливать, но дает возможность ездить на метро и заражать других, он оставляет больше потомства. То есть те вирусы, которые не сильно досаждают своему хозяину, они получают преимущество. Поэтому постепенно, мы не знаем, сколько времени это займет, останутся более доброкачественные варианты этого вируса, и эпидемия перестанет быть такой угрожающей.

Полную версию интервью смотрите ниже:

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
#
#вакцина от коронавируса
#здоровье
#интервью
#интервью вирусолога
#константин чумаков
#коронавирус
#медицина здравоохранение
#эпидемия коронавируса
1 комментарий
1 комментарий
настройки
скрыть комментарии
Николаевич Николай:
У вируса есть мозги? Он соображает что убивать нельзя??
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии