Убийца среди нас. Как Ильназ Галявиев незаметно превратился в чудовище

«Снова напомню общее мнение о стрелке: спокойный, скрытный, незаметный, не привлекает внимания. Я бы, наоборот, именно за это качество и зацепилась, - подчеркивает она. - Хулиганы как раз более понятны: они хулиганят, дерутся – сразу видно. А тут тихий омут…»

Фото Убийца среди нас. Как Ильназ Галявиев незаметно превратился в чудовище
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Из того, что уже известно про 19-летнего Ильназа Галявиева, который устроил бойню в казанской гимназии, складывается пугающе противоречивый портрет. Для окружающих он всю жизнь был «самым тихим» и «интеллигентным». На первом допросе буйно орал и дергался, называя себя «богом» и заявляя, что «всех ненавидит». Позже в суде снова резко преобразился – держался абсолютно спокойно и как будто наслаждаясь всеобщим вниманием. По мнению наблюдавших, он даже улыбнулся под маской.

Галявиева теперь будут долго и тщательно проверять на вменяемость, тем более с учетом ранее диагностированного у него заболевания головного мозга, которое не помешало ему получить разрешение на оружие.

Но эксперты уже сейчас говорят о признаках психического расстройства у Галявиева, чем пугают еще больше. Получается, что нездоровый и опасный человек мог «притворяться» адекватным и безобидным? Или все-таки можно было заметить тревожные симптомы раньше – тогда кто должен за это отвечать?

Три формы поведения убийцы

В одном Галявиеве мы как будто видим три совершенно разных человека, говорит известный казанский детский психолог Людмила Блинова.

Первый – «мягкий и пушистый», спокойный, с навыками культурного человека, контролирующего свое внешне интеллигентное поведение. Таким его воспринимали окружающие. «Но, скорее всего, это была его маска, которая внутри скрывала не одобряемые обществом качества», -  пояснила специалист изданию «Бизнес Online».

Второй – кто говорил о ненависти к людям, называл всех «биомусором», а себя «богом». «Это агрессивный человек, с нецензурной лексикой, который не контролировал движения своего окровавленного тела, сходные с движениями одержимых», - описывает она.

И третий – это человек в стеклянном боксе в суде, который игнорировал вопросы журналистов. Его поведение было «снисходительно-презрительное, скрытое под маской улыбки». Как предполагает Блинова, оно, скорее всего, «было связано с получением искомого публичного внимания, ощущения достигнутой власти. То есть в реализации всех его хорошо и длительно скрываемых желаний и потребностей».

Кадры из соцсетей и телеграм-каналов

«Тихий омут». Что должно было насторожить

Тем не менее, Блинова уверена, что до нападения на школу он все-таки не был таким уж «идеальным тихоней». Психические нарушения должны были проявляться в нем довольно явственно, и взрослые – родители, учителя, психологи – не могли их не замечать. Но по каким-то причинам им было не до того.

«Длительные переживания негативных эмоций проявляются в состоянии мышечных систем, мимике, осанке, походке, в особенностях коммуникации. Думаю, что человек психологически компетентный не может не увидеть, что с учащимся что-то не так», - рассуждает она.

Психолог отмечает, что даже напряжение Галявиева во время прохода на выпускном вечере, видео которого залили в сеть, должно было привлечь внимание компетентных специалистов: втянутая голова, поднятые плечи, напряженный взгляд прямо перед собой и т.д.

«Снова напомню общее мнение о стрелке: спокойный, скрытный, незаметный, не привлекает внимания. Я бы, наоборот, именно за это качество и зацепилась, - подчеркивает она. - Хулиганы как раз более понятны: они хулиганят, дерутся – сразу видно. А тут тихий омут…»

«Конечно, тот, кто объявил себя богом и пошел стрелять в людей, — это прежде всего человек с резкими отклонениями», - подтвердил «Ленте.ру» доктор психологических наук, завкафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, член Совета по правам человека Александр Асмолов.

К тому же у Галявиева выявлено заболевание мозга, а мозговые дисфункции могут очень заметно сказываться на поведении человека.

«Особенно, если мы имеем дело с поражением лобных долей головного мозга: утрачиваются такие функции, как прогнозирование, резко падает критичность восприятия событий. Люди с мозговыми дисфункциями не воспринимают юмор, иронию и многие другие вещи», - пояснил профессор ранее «Коммерсанту».

Хотя у Галявиева характер нарушений пока не установлен – это сделает экспертиза.

«Это должно вызвать опасения». Что могут заметить родители

Впрочем, психические расстройства бывают не только хронические, но и острые – когда признаков заболевания долго нет, а в определенный момент симптомы проявляются резко и меняют личность.

«Это может протекать в том числе с проявлениями агрессии к окружающим либо с бредовыми идеями, которые могут быть опасны для окружающих. В таком случае, сколько бы контроля за человеком ни было до начала заболевания, это невозможно предупредить», - заявил «E1.ru» психиатр Артак Галоян, который больше 10 лет работает в психиатрической больнице.

По его словам, в этих случаях преподаватели, школьные психологи – беспомощны.

Вовремя заметить предболезненные моменты могут только врачи-психиатры и клинические психологи (т.е. специалисты с медицинским образованием, а не гуманитарными знаниями по психологии). Но такие в школах не работают. Получается, что к ним ребенок с ранними отклонениями может попасть только благодаря родителям.

«Самое главное, что могут заметить родители, – это изменение личности человека. Если привычные вам свойства вашего близкого одновременно начинают меняться, это должно вызывать опасения. Если ребенок не может логически объяснить, что происходит с ним, то есть смысл отвести его к психологу или психотерапевту», - советует врач.

Что в итоге?

Если обобщить экспертов, то в России картина такая.

В системе образования еще с конца 1990-х имеется служба практической психологии. По идее, ее специалисты – мастера по «неодинаковости» детей – должны с раннего возраста наблюдать и оценивать их личностное развитие и грамотно работать с родителями. Но не лекциями и устрашениями, как это чаще всего бывает. Да и вообще, сейчас эта служба только декларируется, а не работает эффективно, говорят эксперты.

В такой ситуации остается только уповать на родителей и неравнодушных педагогов-психологов. Но первые часто ничего не знают о своих детях или не умеют адекватно оценивать (в том числе из-за отсутствия взаимодействия с психологами).  А последние не обладают знаниями и навыками врачей-психиатров, которые могли бы заметить тревожные предболезненные состояния.

Наконец, даже врачи-психиатры, которые, осматривают граждан для выдачи разрешения на оружие, сегодня не вправе требовать каких-то характеристик от школы, с места работы и т.д. А если бы в таком серьезном случае было прописано обязательное предоставление характеристики на человека, то это могло бы сильно помочь не сделать ошибку, считают специалисты.

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
#стрельба в казанской школе
#Татарстан
#ильназ галявиев
#Казань
0 комментариев
0 комментариев
настройки
скрыть комментарии
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии