Петров-Есенин и съемки в космосе. Интервью с режиссером «Холопа» и «Текста»

Российский режиссёр, сценарист, продюсер и актёр Клим Шипенко, снявший нашумевший психологический триллер «Текст», космическую драму «Салют-7» и авантюрную комедию «Холоп», на Международном кинофестивале фильмов и программ о космосе «Циолковский» пообщался с корреспондентом портала Anews и рассказал о своих предстоящих проектах.

Фото Петров-Есенин и съемки в космосе. Интервью с режиссером «Холопа» и «Текста»
Facebook
ВКонтакте
share_fav

12 апреля 2021 года в Государственном музее истории космонавтики в Калуге состоялось открытие Международного кинофестиваля фильмов и программ о космосе «Циолковский». В торжественной церемонии приняли участие помощник Президента Российской Федерации Владимир Мединский, губернатор Калужской области Владислав Шапша и режиссёр Клим Шипенко, который в этом году входит в состав жюри фестиваля.

Клим Шипенко, которого наши читатели могут знать по фильмам «Текст» и «Холоп», ответил на вопросы корреспондента Anews.

Про космос и «Салют-7»

- Вы сняли один из главных российских космических фильмов последних лет, драму «Салют-7». Чем привлекла вас эта история, и как отреагировали на вашу работу космонавты?

Это была самая сложная операция за всю историю космонавтики, она и по сей день остаётся таковой. Конечно, она вызывала интерес у кинематографистов. Мы с авторами сценария не стали исключением. Мы общались с участниками операции и специалистами по космосу, максимально изучали доступные источники и, конечно, додумывали.

Владимир Вдовиченков и Павел Деревянко в фильме «Салют-7»

Мы хотели снять (и сняли) кино не для космонавтов, а для зрителя, который что-то знает про космос, но далеко не всё. Мы хотели сделать из этой истории зрительский аттракцион, чтобы люди восхитились и получили то удовольствие, за которым многие из них ходят в кинотеатры: экшн, саспенс, триллер.

Конечно, это потребовало нашего вмешательства в факты и мы взяли на себя смелость это сделать, в связи с чем изменили имена главных героев, чтобы не было прямой документальной связки с реальными космонавтами. Но в принципе всё равно все понимают, про чей подвиг мы снимали. Непосредственные участники этих событий, Владимир Александрович Джанибеков и Виктор Петрович Савиных, фильм приняли.

Конечно, были придирки к давлению в скафандре и другим техническим нюансам. Простите, друзья, мы всё знаем, но тут тяжело угодить. мы перед космонавтами извинились и Владимир Джанибеков сказал: «Врать надо убедительно». Вот мы и постарались убедительно врать. Насколько убедительно у нас получилось, зритель оценил и продолжает оценивать.

Владимир Джанибеков. Фото: Википедия

- Что в космосе такого, что он притягивает не только космонавтов, но и режиссёров, и просто энтузиастов?

- Это интересное пространство, оно будоражит воображение. В нём есть мистика, он не исследован до конца, так что мы позволяем себе строить догадки. С нашей планетой мы как будто более-менее разобрались, а когда мы поднимаем голову и смотрим в небо, нам интересно придумывать, что там.

С одной стороны, космос — это среда, враждебная для человека, и с ней шутки плохи, но с другой — это таинственная среда. Может быть, там другая жизнь, которую мы ещё узнаем. Давайте подумаем, представим, как оно может там быть.

Эта среда плодотворна для воображения. Не случайно космонавты (Леонов, Джанибеков) после полётов стали художниками. И глядя на их картины, становится ясно: что-то они поняли, находясь там, что у них получились такие интересные, образные работы. Они рисуют не просто, допустим, планеты, а образы из фантастических фильмов. Так что связь между космосом и воображением есть, о ней знают и космонавты, и другие творческие люди.

Картина Владимира Джанибекова «Грёзы о небе»

- Это пространство как-то по-особому раскрывает персонажей?

- Мы все ломаем голову над тем, как оно влияет на человека, который проводит там время. Как он смотрит потом на жизнь? Что он чувствует, вернувшись? Что чувствует, находясь там? Начинает ли он понимать что-то больше, чем мы? Космонавты нам что-то отвечают, и мы понимаем, что они обретают некое чувство. Они ходят по земле и ждут, когда снова туда полетят.

Я общаюсь сейчас со многими космонавтами и они говорят, что это как наркотик. Первый раз ты полетел и думаешь: «Ну вот, я готовился и сделал это». А потом ты возвращаешься и только и думаешь, как снова полетишь. Тебя тянет туда, ты только для этого и живёшь. Я пока не был там, но что-то там есть. Посмотрим.

Про «Вызов» и полёт на МКС

- Что вы можете рассказать о своём предстоящем фильме «Вызов»?

- Часть фильма мы будем снимать на МКС. Это первое игровое кино, которое планируется снимать в невесомости, в космосе, с актрисой и режиссёром без профильного космического образования, но готовыми действовать. Вокруг этого и крутится сюжет фильма: простой человек жил себе спокойно и не думал, что когда-то полетит в космос, но в один из дней перед ней, нашей героиней, встаёт такая задача, такой вызов.

- Вы уже закончили проходить медкомиссию для полёта?

- Да, практически.

- Ваш рост не станет помехой? В скафандр помещаетесь?

- 189 см — это ещё нормальный рост.

Клим Шипенко на церемонии открытия фестиваля «Циолковский». Фото: пресс-служба фестиваля

- Когда вы сможете объявить имя актрисы, которая отправится с вами к звёздам?

- Точной даты пока нет. Отбор продолжается.

- Но вы уже выбрали 20 девушек из 3000 претенденток. Какими были критерии отбора?

- Сначала мы оценивали творческие способности, девушки читали письмо Татьяны из «Евгения Онегина». Сейчас также обращаем внимание на здоровье, оно играет огромную роль.

- В американской киношколе вы параллельно с изучением режиссёрского ремесла освоили профессию оператора. Во время съёмок в космосе вам предстоит выступать в качестве оператора собственной картины. Какие сложности вы предвидите?

- Я никогда не был в невесомости, так что, предполагаю, что мне будет непросто держать в таких условиях камеру, работать с фокусом. При этом мне нужно будет вешать петлички, писать звук, замещать техника, который перекачивает материал. Это и так сложно, а тут ещё и невесомость. О том, какие ещё сложности могут возникнуть, я могу пока только догадываться, но мы это проработаем. Предстоит ещё долгая подготовка, полёт запланирован на октябрь.

- Отправиться на МКС вам поможет «Роскосмос». А параллельно с вами готовится снимать свой фильм в космосе Том Круз, которого запустит к звёздам Илон Маск. Вы чувствуете себя участником новой космической гонки? Готовы победить в ней?

- Да, конечно.

- При работе над драмой «Текст» вы с Иваном Янковским и Кристиной Асмус вылетели на Мальдивы ради съёмок эпизода, занявшего всего несколько минут. Космическая часть в картине «Вызов» тоже будет небольшой, или значительной, как в фильме «Салют-7»?

- Ближе к тому, что вы видели в «Салюте-7». Это будет весомая часть истории.

- Постельная сцена с Кристиной Асмус в фильме «Текст» произвела эффект разорвавшейся бомбы. Вы говорили, что заранее знали, когда снимали эту сцену, что реакция будет именно такой. Почему?

- Наше общество остаётся консервативным, и реакция на подобные сцены у него остаётся однозначной. Я понимал, что в ближайшее время это точно не изменится.

Про «Декабрь» и Сашу Петрова в роли Есенина

- Вы уже закончили снимать фильм «Декабрь», рассказывающий о последних днях жизни Сергея Есенина, но ещё не начали его монтировать. Каким получился ваш Есенин?

- Это ещё предстоит увидеть. Многое зависит от монтажа. Я надеюсь, это будет необычная интерпретация образа, непривычная для зрителя.

- Как бы вы описали его в трёх словах?

- Дерзкий, обречённый, талантливый.

- При работе над «Текстом» у вас не получилось заставить Сашу Петрова побрить голову. А для «Декабря» он завил себе есенинские кудри?

- Он сам себе лично ничего не завивал, для этого есть художник по гриму. Но вы увидите его с кудряшками.

Сергей Есенин / Александр Петров в сериале «Полицейский с Рублёвки»

Про госфинансирование кинематографа

- Недавно вы сказали, что без господдержки кинематографа на «Кинотавре» будет нечего показывать. Но всё же программу «Кинотавра» в массе своей составляют фестивальные картины, которые интересны скорее синефилам и критикам, чем массовому зрителю. Справедливо ли оплачивать создание таких картин из средств всех налогоплательщиков?

- Всё же это фестиваль, который развивает культуру. Фестивальное и массовое кино работают в связке друг с другом. Актёры и режиссёры переходят из фестивального кино в зрительское. Тут не существует водораздела, всё взаимосвязано и какие-то фильмы с «Кинотавра» всё же доходят до зрителя.

Государство финансирует культуру в целом, никто не знает, какой из получивших поддержку фильмов попадёт на фестиваль, а какой — обретёт массовую популярность. Это риски, которые берут на себя частично продюсеры, а частично — государство.

Клим Шипенко. Фото: Instagram

Про коллег

- Вы снимали фильмы по чужим сценариям, но никогда не отдавали свой сценарий другом режиссёру.

- Я не пишу для других людей, я пишу для себя.

- Но вы могли бы отдать свой сценарий, своё детище, кому-то из современных российских режиссёров?

- Да, наверное. Какой-нибудь из старых сценариев, который я уже перерос.

- Кому именно?

- Под каждый сценарий нужно подбирать отдельно. Если режиссёр «увидит» фильм, скажет, зачем он ему нужен, если я пойму, что он знает, что с этим сценарием делать.

- Недавно Агату Муцениеце заметили флиртующей с человеком, похожим на вас. Агата уже объяснила, что это были не вы, и что с вами её связывают только профессиональные отношения, и после этого вы заявили, что готовы снять её в одном из своих предстоящих проектов. Какую роль в для неё видите?

- Пока не знаю. Пока я готов только пригласить её на пробы.

- Вы собираетесь заняться экранизацией «Евгения Онегина». Могла бы Агата Муцениеце стать Татьяной Лариной?

- Это не в ближайшем будущем. Речь о долгоиграющих планах, конкретики пока нет. Посмотрим.

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
#знаменитости
#клим шипенко
0 комментариев
0 комментариев
настройки
скрыть комментарии
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии