«Меня это спасло от ИВЛ». Выжившие в реанимации - о тяжелой форме ковида

«Одной ногой я уже была на том свете. Во время приступов грудная клетка начинала изгибаться, я руками оттягивала голову назад и было желание пробить дырку в горле – воздуха катастрофически не хватало. Плюс дикая боль, от которой мозги плавились. Понимала, что можно умереть просто из-за того, что сердце не выдержит».

Фото «Меня это спасло от ИВЛ». Выжившие в реанимации - о тяжелой форме ковида
Соцсети; РИА Новости
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Несмотря на рекордную вторую волну коронавируса в России и наплыв новых историй заболевших в соцсетях, там практически не встретить откровений самых тяжелых пациентов, прошедших через реанимацию. О причинах можно догадаться – такие люди, как правило, в возрасте и не «зависают» в пабликах, либо им вовсе не до того в процессе реабилитации.

О случаях таких пациентов иногда рассказывают родственники, прося у людей советов и поддержки. Фактически только так, по обрывкам, можно узнать, каково это – обычному человеку выживать с тяжелой формой ковида.

«Пробовали поднимать – начинал задыхаться»

Юлия из Москвы пишет в одном из ковид-пабликов в VK:

«Отец с поражением легких 65% не мог дышать без кислорода. При глубоком вдохе кашлял и задыхался, при этом самого по себе кашля во время ковида не было! Только температура 2 недели 38,5, сатурация 89».

София переживает за 57-летнего папу, который уже третью неделю лежит в реанимации в стабильно-тяжелом состоянии. С первого же дня поступления он находится на неинвазивной оксигенации.

«В общую палату переводить не собираются, так как очень слабый, - пишет она. - Папа очень мало кушает, поник, похудел. В лежачем состоянии уровень кислорода 93%, пробовали его поднимать. Он начинал задыхаться и уровень кислорода падает до 60%. Из-за того, что мало кушает, мало сил. По-прежнему на увлажнении кислородом. Разрешили ему сидеть на кровати, крутиться. По анализам есть воспаление, стоит катетер».

«Очень сложно. Хочется сесть под больницу и сидеть, чтобы хоть как-то ближе быть к нему», - делится девушка.

Пациент на оксигенации во временном ковидном госпитале в Москве. Reuters

Ольга из Волгоградской области старается подбодрить всех, кто тревожится за тяжело болеющих близких: в начале ноября она сама паниковала из-за родственницы, попавшей в реанимацию с 70% поражения легких, а теперь женщине лучше и она уже долечивается дома.

«Прибаливала, наверно, неделю, ходила на работу, потом сделала КТ – 70% поражения, повторное в больнице – 95%. Все очень быстро. Когда еще ходила на работу, думала, пройдет само, к врачам попасть проблема. Температуры большой не было», - рассказывает Ольга про родственницу.

«Была на кислороде, но теперь все хорошо, выписали уже домой», - сообщает она, давая другим надежду.

«Страх один, когда лежишь вниз лицом и нельзя шевелиться»

Истории тяжелой борьбы с ковидом из первых уст появляются благодаря СМИ. Так, Радио «КП» в Ставрополе связалось с 74-летней Людмилой Яременко, которая прошла через реанимацию с 70% поражения легких.

Людмила Яковлевна, сама врач-терапевт, стала тяжелейшей пациенткой: до ковида у нее был хронический бронхит, она перенесла два инсульта, боролась с проблемами сердца, поджелудочной железы и печени, плюс страдала от высокого давления.

«Я была одной ногой Там, но хотела жить», - вспоминает медик, чье лечение длилось почти два месяца, с конца сентября. 10 дней из них она провела в реанимации на кислороде, с невероятной силой воли выдержав прон-позицию (лежа на животе), когда ей нельзя было шевелиться.

Людмила Яременко. Фото из онлайн-сервисов поиска врачей

«Учитывая мой возраст и болезни, у меня все быстро развивалось и тяжело, - поведала она. - В больнице меня лечили как всех, вот этот «Коронавир» (врачи из «красных зон» сегодня все громче заявляют о бесполезности подобных препаратов, хотя Минздрав поспешил включить их в схемы лечения и даже в перечень жизненно необходимых лекарств. - Прим. Anews), инъекции, но ничего не помогало, я стала задыхаться. Меня перевели в реанимацию на кислород».

Ей надели памперс, положили в прон-позицию и фактически запретили двигаться.

«В этом ковидном отделении страх один. Когда ты лежишь вниз лицом, тебе нельзя разговаривать, нельзя шевелиться, и ты себя чувствуешь хуже не бывает. Только врач подойдет, руку положит на мою и говорит: “Держись, мы победим, все будет хорошо”», - рассказала Людмила.

РИА Новости / Илья Питалев

«У меня все, все онемело. Сначала болела спина, поясница, а потом я уже перестала ее чувствовать. Я же не могла ни повернуться, ни сесть, даже для физиологических нужд. У меня были пролежни. Но надо было!» - говорит врач, которая четко следовала рекомендациям и тем самым избежала аппарата ИВЛ.

Восстановление тоже было тяжелым, ведь пострадали не только легкие, а весь организм. Людмила фактически заново училась двигаться. Пару дней просто пыталась стоять. Потом немного ходить. По лестницам она до сих пор не поднимается, пишет ставропольская «КП».

«Было желание пробить дырку в горле»

О своем опыте выживания рассказала «Спорт-Экспрессу» 61-летняя Тамара Быкова, экс-рекордсменка мира по прыжкам в высоту. Она лежала в больнице с 75% поражения легких.

«Одной ногой я уже была на том свете. От боли сходила с ума. Во время приступов грудная клетка начинала изгибаться, я руками оттягивала голову назад и было желание пробить дырку в горле, чтобы вставить туда трубку – воздуха катастрофически не хватало. Плюс дикая боль, от которой мозги плавились. Понимала, что можно умереть просто из-за того, что сердце не выдержит», - поделилась она.

Тамара Быкова. 205tamara / Instagram

«Красная зона – это очень страшно, - признается человек с суровой спортивной закалкой. - Лихорадило полторы недели. Два раза за ночь меняли постельное. Как-то сидела на унитазе, очнулась – голова в раковине. Попыталась встать, чуть умывальник не разбила – так в стороны кидало».

«За полторы недели потеряла больше 10 кг. Есть вообще не могла. Пила все это время только кипяток. Обычную воду невозможно – внутри рана. Пару глотков – и тут же начинает пронизывать холод. То жарко до ужаса, то как будто на мороз выводят. Лихорадка. Обычно все к вечеру набирало обороты и в 1-2 ночи был самый пик. Ощущение, что попадаешь в ад и черти начинают жарить тебя на сковородке» - образно передала она свое состояние.

Тамара Быкова в 1980-е годы. Фото с сайта ЦСКА

За пару дней до интервью Тамара проверила легкие – степень поражения снизилась с 75% до 45-50%. То есть несмотря на улучшение и выписку из больницы, формально это еще состояние средней тяжести.

«Точно знаю, что второй раз подобного не выдержу, - заключила легендарная спортсменка. - Я сейчас готова не только маски и перчатки, а хоть скафандр надеть! Один раз отправить человека в красную зону – и все, больше вопросов не будет».

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
#коронавирус
#отзывы
#откровения
#пациенты
#реанимация
#тяжелая форма
0 комментариев
0 комментариев
настройки
скрыть комментарии
Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии